ФИННЫ И НОРВЕЖЦЫ НА ГАЗЕ БЕГАЮТ

ФИННЫ И НОРВЕЖЦЫ НА ГАЗЕ БЕГАЮТ

ОГОНЁК №25
27 июня 2011 года

Что будет, если накачать спортсмена ксеноном или гелием и выпустить на старт? В олимпийском комитете россии будет создана рабочая группа, которая определит, нужен ли инертный газ в спорте

«Через пять-семь минут следа гелия в организме не останется. А клетки, через которые вы его прогнали, будут лучше снабжаться кислородом еще несколько часов»

Один из ярых сторонников использования газа — генеральный директор Специального конструкторского бюро экспериментального оборудования при Институте медико-биологических проблем РАН Алексей Логунов. В интервью «Огоньку)» он рассказал о невероятном феномене фехтовальщиков, тренерах, которые боятся газа как огня, и приятном дурмане, который может привести к неприятным последствиям.

— Недавно исполнительный директор ОКР Марат Бариев пообещал исследовать подноготную инертных газов. Что он там обнаружит?

— Смотря как копать. Если брать исторический аспект, то много всего интересного. Гелий открыли еще в конце XIX века: в 1881 году Луиджи Пальмиери обнаружил его в вулканических газах. Сначала газ использовали для глубоководных погружений, потом стали лечить с помощью гелия бронхиальную астму, а в конце прошлого века решили внедрять в спорт. Ксенон обнаружили в 1898 году. Это более тяжелый, более редкий и соответственно более дорогой газ. Сейчас его вовсю используют в автопроме (ксеноновые фары) и медицине (в качестве наркоза и для лечения наркотической зависимости). Последние несколько лет ксенон появился и в спорте, но лично мне кажется, что используют его неправильно.

— Почему?

— Ксенон — это такой расслабляющий, немного одурманивающий газ. Ты вдохнул его пару раз, и все плохие мысли, усталость, проблемы — все на второй план отошло, психоэмоциональный статус отличный. Теперь представьте эту ситуацию в спорте. Насколько мне известно, некоторые наши хоккеисты дышали ксеноном прямо во время матчей—в паузах между периодами. Ну подышали они, усталость сняли, а потом ведь на лед опять — бегать, забивать, сражаться. А если ты расслабился, то какой тут блеск в глазах? Полежать бы, вздремнуть. Я не говорю, что ксенон вообще в спорте не нужен. Нужен он. Только важно понимать, когда ты дышишь и зачем. Если подышать этим газом после тренировки или матча, снять в первую очередь психологическую усталость — это вариант. Или вот часто бывает, что спортсмен перед ответственными стартами перегорает. На тренировке бегает, отличное время показывает, а выходит на большую арену — и как будто подменили человека. Здесь ксенон тоже может быть полезным — чтобы голову очистить, мандраж снять.

— По описанию на наркотики похоже. — Но это не наркотик, в списке запрещенных препаратов его нет. В большинстве своем инертные газы вообще не оказывают никакого отрицательного влияния на организм: тот же гелий, например, наоборот, стабилизирует состав крови, приводит его к оптимальному состоянию. Да, Алексей Логунов готов на собственном примере доказать, что ничего плохого в инертных газах нет. Но ему все равно не верят если надышаться ксеноном, то можно вообще отключиться. Поэтому я и говорю — система нужна и понимание того, что вы делаете. Гелий в этом плане более безопасен — сколько бы вы его ни вдохнули, через пять-семь минут он улетучится, следа его в организме не останется. А клетки, через которые вы гелий прогнали, будут лучше снабжаться кислородом еще несколько часов. Соответственно организм ваш будет эффективнее работать.

— Если я буду дышать этим газом каждый день, то могу стать олимпийским чемпионом?

— Исключено. Выиграть медаль исключительно на гелии невозможно: результат зависит от таланта тренера и спортсмена. Инертный газ нужен для того, чтобы сгладить какие-то проблемные углы, подойти к соревнованиям в оптимальной форме. С ксеноном понятно — это такой анестетик, действующий в первую очередь на подсознание. Кислородно-гелиевые смеси помогают взбодрить и быстрее восстановить тело после тренировок.

— Почему тогда все наши спортсмены не перейдут на газовые смеси?

— Все боятся, базы-то доказательной нет. Вот я расскажу такую историю. Первыми на себе кислородно-гелиевые смеси опробовали наши фехтовальщики

в 2000-2001 году. Когда мы только пришли к ним, результаты у них были почти нулевыми. А уже через два года после гелиевой терапии на чемпионате мира 2002 года ребята взяли девять медалей, из которых шесть были золотые. Но как докажешь, что прогресс связан именно с газом? Чтобы тесты провести, мне нужно взять две группы, допустим, по 10 человек, отдать их одному тренеру, несколько месяцев заниматься и медицин-ские тесты проводить. На все это нужно около миллиона рублей за один двухнедельный цикл, а провести нужно не менее четырех циклов за год-полтора, чтоб результат наглядный был,—таких денег лично у меня нет, а проводить эксперименты за свой счет федерации не очень хотят. При этом я уверен — результаты у тех, кто будет дышать гелием, будут выше на 10-15 процентов, чем у контрольной группы. Другой момент—тренеры боятся, как бы чего плохого не вышло. Я им объясняю, что никаких противопоказаний, осложнений от гелия не будет,— не верят. Понять их можно: они готовят спортсмена четыре года к Олимпиаде, и чуть ли не каждый день к ним ходоки приходят: вот, мол, есть такая таблеточка волшебная, точно все выиграете. И тут я со своим баллоном. Естественно, что отношение ко мне примерно такое: а, еще один пришел.

— Спортсмены за вас не вступаются, не говорят, мол, наш человек, проверенный?

— Я себя в этой связи часто с врачами сравниваю. Когда у человека что-то болит, беспокоит, он к доктору несется и говорит, полечи, мол. А потом пропадает и забывает про доктора-то этого. Так же и с газом. У меня было несколько таких случаев. Например, перед Олимпиадой в Турине тренер саночника Альберта Демченко взял у нас аппарат и газовые смеси. В Италии Демченко серебряную медаль выиграл, мне потом его тренер форму подарил, кроссовки—до сих пор не порвались, бегаю в них. Но сам Демченко не звонил и перед Ванкувером уже смесями не занимался. Другой пример — футбольный «Локомотива. Они у нас купили несколько аппаратов в прошлом году, попробовали, сказали, что вроде легче дышать стало, но результата не вышло. Почему? Системно надо дышать, вот почему. А не просто так — один раз подышал, другой не подышал. Гелий — это наука целая.

— Обидно вам, что на инертный газ особого внимания у нас не обращают?

— Не то слово. Мы предложили вводить газ в спорт еще в конце 90-х, Европа вся позади была лет на пять-семь, но использовать и пробовать что-то новое у нас никто не захотел. Сейчас финны, норвежцы на газе бегают. А я уже устал в наши федерации стучаться. Говорил им: вот вам аппараты и баллоны, услуги мои — все бесплатно. Заплатите только за газ и медицинские тесты, которые бы разницу показали. На газ нужно 120 тысяч рублей на спортсмена в год — не больше. Но они говорили и говорят: извини, денег нет. Какому-то футболисту платят миллионы долларов за его ноги, бешеные гонорары за победу, а тут сумма такая — копейки же. Приходится поэтому постепенно газовую деятельность в спорте сворачивать, делая упор в основном на медицину. Гипоксия, гиперкапния, сердечнососудистая и дыхательная недостаточность — это ведь наши клиенты. Но все равно на гелиевые смеси приходится меньше 10 процентов заказов: поэтому мы барокомплексы строим, над спутни¬ком «Бион» работаем. А жаль. Потенциал у газа громадный.

Беседовал Александр Беляев


Похожее ...

Det ar under sexuell stimulerar jag vanligen blod, paverkar Erektil dysfunktion som impotens. Alprostadil ar en annan medicin som sublinguala tabletter kan orsaka eller Erektil dysfunktion